Политика

Нужна ли нам многовекторность?

5
(1)

Статья эта, по сути, является продолжением цикла«Политические риски в эпоху трансмодерна». В предыдущей третьей части были раскрыты некоторые особенности китайской политики, например, наличие термина «национальное достоинство» в перечне государственных интересов. Полагаю, что Казахстан обязан перенять эту практику и ввести эту норму в качестве одной из идеологических установок.

Только пропагандистская работа изначально должна определять внятный коридор возможностей для разных этносов нашей страны. Национальное достоинство должно подразумевать достоинство государственное, а не достоинство представителей одной национальности. Необходимо исключить из употребления термин «титульная нация» как идеологически вредный, ведь насколько известно, в Казахстане дворянства нет, соответственно, не может быть и титулов, передающихся по наследству. Для реализации идеологической программы национального достоинства в правильном ракурсе нужна будет повышенная активность Ассамблеи народов Казахстана, что вполне реализуемо.

Причем внедрение концепции национального достоинства необходимо делать одновременно с сохранением принципа многовекторности внешней политики, без определения приора и создания сюзерено-вассальских отношений с Россией или Китаем, США, Евросоюзом или Турцией. Поддерживать принцип уважения национального достоинства в информационном пространстве нужно и с нашими соседями по Центральной Азии. Только в этом случае концепт сработает на позитивную мобилизацию населения.

Разумеется, наличие двух центров притяжения в виде России и Китая, имеющих общие границы с нашей страной определяют значительную часть фактической стратегии развития Казахстана в долгосрочном периоде. Скорее всего, мы перейдем в режим техноавторитаризма/техносоциализма, поскольку техническая, правовая, и, самое главное, психологическая база для развертывания систем социального кредита подготовлены в значительной мере, а давление США и стран Евросоюза на трактовку ситуации для нашей страны не в новинку.

Официальная Акорда при этом, скорее всего, не будет афишировать масштаб реальных действий. Да и в информационном пространстве, особенно  в СМИ, зависящих от госзаказа, необходимо поддерживать комфортную «температуру».

(О существующем повышенном уровне тревожности информпространства, сказывающемся не только на психологическом здоровье нации, но и на наших партнерах более подробно написано во второй части цикла).

Сегодня мы продолжим говорить о Китае.

Возросшая активность и последовательность визита первого президента Казахстана сначала в Россию, а теперь и участие в саммите Компартии Китая и мировых политических партий в качестве лидера партии «Нур Отан», наглядно демонстрируют единственно верный подход к развитию отношений с соседями. Назарбаев в Россию поехал сгладить значительное количество противоречий, появившееся в последнее время. И сразу же по возвращению встретился с послом Китая Чжан Сяо, официально в день 100-летия образования КПК.

Для того, чтобы понять мотивацию Елбасы достаточно посмотреть на месседжи, транслируемые пресс-службой по завершению этой встречи:

«Я с первых дней поддерживаю наши отношения. Вечное всестороннее стратегическое партнерство продолжает работать во благо наших народов. Сотрудничество Казахстана с Китайской Народной Республикой – это образцовые межгосударственные отношения» – именно вот этот месседж Назарбаева является ключевым в этой встрече.

В свою очередь, посол Китая максимально ясно продемонстрировал не только понимание сигналов, но и готовность Китая соблюдать уважение к казахстанским интересам: «Хочу передать Вам наилучшие пожелания и самый теплый привет от Вашего давнего и доброго друга Председателя Си Цзиньпина. В Пекине высоко ценят Ваше решение принять участие в предстоящем Саммите лидеров мировых политических партий, который состоится 6 июля. Это очень важное событие. Ваше участие станет еще одним мощным стимулом для развития казахстанско-китайских отношений и для наращивания межпартийных связей между КПК и Nur Otan».

Активность Елбасы – показатель того, что первого президента Назарбаева весьма ошибочно списывать со счетов, хотя подобное мнение присуще части казахстанских экспертов. Очевидно, что Нурсултан Абишевич предан своей стране и до последней минуты будет защищать интересы казахской государственности. На поддержку политики Назарбаева рассчитывают и Китай с Россией, поскольку упомянутая встреча президента РФ Владимира Путина и первого президента Казахстана в конце июня прошла более чем тепло.

Кремль беспокоит растущая активность групп политического влияния в окружении нового президента Казахстана Токаева, ведущих антироссийскую политику, усиление экономической зависимости стран Центральной Азии от Китая, растущее могущество Турции и потенциальное развертывание пантюркистского проекта при поддержке США, а также постепенное усиление активности Вашингтона через ряд неправительственных структур. Проблема аналитиков Кремля в том, что любую попытку усиления взаимодействия Казахстана с другими центрами притяжения они воспринимают как антироссийскую деятельность и весьма болезненно реагируют на наши внутренние трудности роста.

Что касается Китая – то он проявляет более высокий уровень терпения к синофобским высказываниям и акциям со стороны западно-ориентированных казахстанских граждан. При том, что сохранение национального достоинства является для них доктринальным.

Если Китай продолжит «сохранять лицо» при маргинальных провокациях и немного изменит форму риторики, то в течение 3-5 лет он закрепить позитивное отношение к себе у большинства населения Казахстана.

В общении с одним из российских экспертов на днях услышала предположение, что Китай не будет менять риторику, поскольку им достаточно экономических инструментов влияния. Но предполагаю, что эксперт заблуждается, потому что Китаю не надо менять риторику, достаточно изменить ее форму. Вопрос только в используемых политических технологиях.

Активно насаждаемый страх захвата земли со стороны Китая и России мобилизует казахстанцев. Хотя объективных предпосылок к подобным действиям в ближайшей перспективе нет. Казахстан первым из стран Центральной Азии полностью урегулировал вопрос демаркации границ с Китаем. К тому же, в современном технологическом мире значение имеют не земли, а рынки.

Если взглянуть на статистику, то по данным Финмаркета, основными покупателями казахстанской продукции в 2020 году являлись Китай – 19,2%, Италия – 14,2%, Россия – 10,4%, от всего экспорта республики. Основными импортерами Казахстана в этом же отчетном периоде были Россия – 34,9%, Китай – 16,8%, Корея – 12,8%. Зависимость Казахстана от рынков России и Китая – не новость. Гораздо более интригующим в этой статистике является объем казахстанского экспорта в Италию.

Тем не менее, необходимо отметить значительную разницу между Россией и Китаем в потенциале роста. На одной из встреч с упомянутым послом Чжан Сяо он произнес весьма важный аспект сдерживания экспортного потенциала Казахстана. Тогда посол сказал, что основной проблемой экспорта в Казахстане является нерегулярность поставок, поскольку наши фермеры, производители продуктов питания и товаров просто не выдерживают сроков. А это может негативно отразиться на самочувствии людей, интересы которых защищает китайское правительство. Это было сказано несколько лет назад, но полагаю, что проблема для казахстанских производителей актуальна и сейчас. В случае налаживания системы регулярных поставок экспорт может вырасти в разы.

Нужно отметить, что Китай активно поддерживает нашу страну в качестве приоритетной в Центральной Азии и сейчас направляет 70% своих сухопутных перевозок в Европу через Казахстан. Это гораздо более выгодная политика для нас, чем, скажем, отношения Китая и Таджикистана, у которого 40% внешнего долга принадлежит Китаю, солдаты китайской армии патрулируют границы с Афганистаном и уже 80% золоторудных месторождений разрабатывают китайские компании.

Таджикский кейс является еще одним аргументом необходимости введения в казахстанскую идеологию понятия «национальное достоинство», поскольку нужен для развития партнерских, а не сюзерено-вассальских отношений. Тогда мы сможем оперировать понятными Китаю историческими контекстами, в правильном ключе посылать месседжи и формулировать здравые векторы совместной деятельности.

В стратегию Китая не входит вмешательство во внутренние политические дела Казахстана, да и других стран, что тоже выгодно отличает китайскую стратегию от российской. Трансляция даже одного этого месседжа может стать важным фактором балансировки информационного давления со стороны России. Москве есть чему учиться у Китая, да и нам всем есть чему учиться у них. Например, умению сохранять преемственность и уважение к деятелям прошлого.

Читая книги и выступления российских китаистов Маслова и Вавилова, это уважение к ушедшим лидерам идет рефреном к описанию риторики нынешнего руководства Китая. К сожалению, мы еще не воспитали в себе это качество, хотя оно способствует спокойствию граждан, а, значит, и экономическому развитию страны.

Казахстан активно поддерживает работу институтов Конфуция, являющихся инструментами мягкой силы – их у нас уже 5, но при этом мы не имеем хотя бы аналогичного количества собственных независимых институтов изучения Китая.

Уверена, что в целях сохранения многовекторности политики и соблюдения баланса сил, нам необходимо активизировать развитие не только экономических, но в первую очередь, культурных взаимоотношений с Японией и Южной Кореей, являющимся совокупным историческим противовесом быстро растущему потенциалу Китая.

Чтобы было понятнее: когда изучала исторические психологические контексты взаимоотношений Казахстана и России, то с большим интересом прочитала статью об образе русских в казахстанской литературе советского периода, написанную китайским ученым. Поскольку нас, казахов, изучают качественно и глубоко.

А в работе другого китайского ученого прочитала интересную интерпретацию снижения роста японской экономики. Оказывается, среди китайских экспертов существует мнение, что США начинают оказывать давление и видеть врагов в тех странах, экономика которых достигает 40% от экономики США. И это было весьма неординарное утверждение, аргументированное рядом фактов.

Помимо того, что нам необходимо предпринять ряд усилий во внутренней и внешней политики для сохранения полноценной политики многовекторности, предложенной Нурсултаном Назарбаевым, нам необходимо изменить подходы к развитию гуманитарных наук и повышению ценности осведомленности населения о разных аспектах и сложностях политики.

Ассоль МИРМАНОВА

политтехнолог, член Европейской и Международной Ассоциации политических Консультантов

Источник: Rezonans.Asia

 

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button