В миреИсторияКультураНовостиОбщество

31 мая — особый день в Казахстане

0
(0)

Конец весны, в Казахстане, знаменует собой дату, о которой помнит каждый гражданин страны. 31 мая — день жертв политических репрессии. Жители страны возлагают цветы к памятникам, на мероприятиях с речью выступают официальные лица, страна чтит историю.

Маулен Ашимбаев — спикер верхней палаты парламента, в честь 90-летия этого события, представил президенту Касым-Жомарту Токаеву книгу «Ашаршылык», состоящую из трёх томов.

Полное название — «Ашаршылык. Голод. 1928-1934. Документальная хроника». Сюда вошли несколько тысяч реальных фактов тех времен, жуткие истории и свидетельства ужаса коллективизации на территории Казахстана. Большая часть документов уже и ранее была в свободном доступе. Например такие, как архивы сталинских времён, которые до сих пор не опубликованы все до конца.

Трёхтомный сборник «Ашаршылык» — распоряжение президента Токаева, который год назад поручил создать госкомиссию по реабилитации жертв политических репрессии в КазССР. В январе же он выпустил программную статью с миссией заново систематизировать историю нации.

Несколько лет назад вышли документальные фильмы — «Откочевники великой степи» Досыма Сатпаева и «Зулмат» Жанболата Мамая. Это подняло интерес к теме Голодомора на новый уровень. В документальных фильмах огромное количество информации про те времена преподносится через свидетельства очевидцев, интервью историков и цитирование документов. В интернете фильмы вызвали резонанс у зрителей, который показал, что жители страны помнят и чтут свою историю.

Вместе с этим начали публиковаться и научные труды. Например — «Голодная степь», от американского историка Сары Камерон. Книга вышла в 2018-м году, а в 2020-м году переведена на казахский и русский языки. В 2021 году вышло исследование казахстанского историка Султана Акимбекова «Казахи между революцией и голодом», где были суммированы исследования разных лет.

Средняя Азия, после революции, не сразу приняла советскую власть. Созданную в 1924 году Казахскую ССР населяли скотоводы-кочевники, которые не были лояльны к власти. Но потом пришла плановая экономика. В 1929 году Сталин объявил первую пятилетку и коллективизацию с целью сделать из Казахстана аграрно-животноводческую базу, которая должна была кормить всю остальную страну. Логика была проста: земли в Казахстане много и расходуется она неэффективно, но если научить казахов выращивать зерно, то они продолжат выдавать положенные нормы мяса крупнорогатого скота. Однако был оставлен без внимания тот факт, что в условиях резко-континентального климата, оседлое земледелие было бессмысленно. К 1928 году обсуждения на данную тему прекратились. За год до начала коллективизации Советская власть провела в Казахстане реквизиции скота у баев, чтобы снизить этим способом их влияние на свой народ. Также шла пропаганда о том, что кочевая модель абсолютно неэффективна.

В книге «Голодная степь», Сара Камерон отметила, что советская власть была нацелена, в первую очередь, на 700 самых властных баев Казахстана. То есть, жертвы были определены заранее, но в списки далеко не всегда попадали зажиточные казахи. Под словом «байство» понималось наличие определенного количество скота. Комиссиям по конфискации было приказано никого не жалеть. Как пример, в книге была приведена история Садыка Жердектабканова, в которой члены комиссии, угрожая оружием, требовали рассказать, где ещё у него имеется скот и другое добро, а после конфискации исхлестали его до крови.

Руководить всем процессом назначили секретаря Казахского крайкома ВКП(б) Филиппа Голощекина. В отчетах он оценивал ситуацию положительно, где хоть и жаловался, что угнать получилось только 64% от плана. Таким образом, разрушив прежнее общественное устройство казахов, советские чиновники приблизили начало голода.

Из-за того, что план коллективизации был разработан в спешке — специальная структура — Оседком — начала гнать в колхозы абсолютно всех, стараясь выполнить план быстрее. В 1930 году чиновники отчитались о перевыполнении плана на 150%, но потом оказалось, что у республики просто нет денег для обеспечения колхозов инфраструктурой.

Министерство выделило на орошения в Казахстане всего 1 млн. рублей. Для 500 пунктов оседлости было построено 4 больницы и 5 бань. Для 80 тысяч оставшихся семей всего 2000 домов. Об этом указано в книге Султана Акимбекова «Казахи между революцией и голодом». В книге автор также указывает, что власти КазССР жаловались на то, что им всегда сокращали средства, направленные на «оседание казахов». Однако союзное руководство решило отправлять ресурсы страны на гигантские стройки, а техническая сторона вопроса «оседания» Кремль не волновала. Сталина очень волновала экономическая эффективность загона казахов в колхозы. Однако экономисты предупреждали его, что кочевники, не знающие земледелия, не смогут так быстро перестроится к новому образу жизни. Учитывая, что 64% скота было угнано властью, нормы снабжения мясом остались прежними. В общем, делайте, что хотите, но нас кормите, как прежде. А нас, это — Москва, Ленинград, Уральская область и Дальний Восток. Конечно же это привело к мгновенному обнищанию казахов. Из-за невозможности выполнить обязательства, особенно по сдаче зерна, — казахам пришлось менять оставшийся скот на это зерно. Баранов, коров и кобыл просто меняли на несколько пудов зерна.

Единственный способ выжить в те времена — попробовать устроиться на производство. На тот момент, как раз, развивалась угольная промышленность Караганды. Но многие умирали даже по дороге в города, а русское начальство, присланное в Казахстан, — было настроено против по отношению к казахам. Обессилив, казахи уже не могли выдавать нормы и их просто оставляли умирать.

В 1934 году, в республике был отмечен небольшой рост поголовья скота и голод начал отступать. Можно сказать, что сама мать-природа стала на нашу сторону. Год выдался весьма урожайным. Москва добилась своих целей и кочевой образ жизни практически перестал существовать.

Филипп Голощекин, еще во время голода был снят за то, что не смог выполнить план. Левон Мирзоян пришел на его место и был не менее жесток. Однако оба они были расстреляны позже. В советское время вопрос о голодоморе публично не поднимался.  Но, когда в начале 2010-го года тема о репрессиях и голоде вышла на новый уровень из-за появления большого количества научных и художественных работ — эта тема вышла на другой уровень.

Жестокость чиновников и остальных оправдывают страхом. Все попросту боялись быть репрессированными и своей жестокостью пытались доказать свою преданность центру. Сталинская система ужаса создала ситуацию из-за которой чуть ли не каждый был готов обречь друг друга на смерть. Как говорил депутат партии «Нур Отан» Айдос Сарым — Если человек и народ являются ничем, а модернизация — всем, то это означает ни что иное, как порочность системы.

Преступления против людей и народов совершались, но ответственность за это не должно нести нынешнее поколение. Виноват лишь тот, кто делал это в те времена.

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button