Новости

Вся правда о Жанболате Мамае: кто стоит за оппозиционером?

5
(1)

Требования провести кредитную амнистию в Казахстане раздаются уже давно. На этой теме не пытались заработать политические очки разве что самые ленивые.

Списать долги предлагали бывшие народные коммунисты (ныне НПК), беглый олигарх Мухтар Аблязов, глава несостоявшейся партии «Ел тірегі» Нуржан Альтаев и многие другие. Теперь эту заезженную тему эксплуатирует Жанболат Мамай, лидер так называемой незарегистрированной Демократической партии, по сути представляющую собой группу людей, не имеющую четкой политической повестки и ведущей свою деятельность от случая к случаю.

Около недели назад его сторонники провели акцию протеста возле Национального банка, требуя проведения кредитной амнистии.

Однако, понимания у казахстанцев они не нашли. В соцсетях на участников митинга вылилась волна негодования.

– Надо было думать, когда брали кредиты, – отмечали комментаторы.

Все прекрасно осознают, что Мамай выступает против устоев рыночной экономики. В любой развитой стране его подняли бы на смех, поскольку это совершенно дикая идея, подрывающая ценности цивилизованного мира. Не нужно быть экономистом или финансистом, чтобы понять: за повисшие мертвым грузом займы кому-то придется расплачиваться. Спасти проблемных заемщиков можно за счет других налогоплательщиков, которым такая постановка вопроса может не понравиться. Кредитную амнистию можно повесить на банки, но это будет последний гвоздь в крышку гроба отечественной финансовой системы.

Надо отметить, Жанболат Мамай позиционирует себя, как единственного реального оппозиционера в стране. Однако, на самом деле Жанболат Мамай фигура явно несамостоятельная, привыкшая обслуживать чьи-то сторонние интересы. Об этом красноречиво свидетельствует его пестрая биография.

Его политическая «карьера» началась в 2007 году. Тогда Мамай являлся руководителем клуба «Рух пен тіл». Организацию характеризовали, как ультрарадикальную. Основателем ее является известный поэт и писатель, экс-депутат Мажилиса Парламента РК Мухтар Шаханов.

Во многом благодаря Шаханову Мамай и сформировался как журналист и общественный активист. И именно Шаханов добивался освобождения Мамая, когда тот натворил дел в Жанаозене. Сам Мамай до недавнего времени называл Шаханова своим духовным наставником и учителем. Однако в 2019 году Жанболат вдруг резко забыл об этом и обозвал Шаханова «лизоблюдом власти» (https://sn.kz/sn-akparat-agyny/55613-mukhtar-shakhanov-agamyz-da-tufli-zhalagysh-bop-ketti-zhanbolat-mamai).

Произошло это после того, как Мамай понял, что Шаханов сдает позиции ввиду своего уже пожилого возраста. Причем подставив своего наставника, активист убил сразу двух зайцев. Во-первых, выставил себя оппозиционером, борющимся за демократические принципы. А, во-вторых, еще с тех пор власти использовали его для устранения оппонентов, что он благополучно и сделал.

Впрочем, уже в 2010 году Мамая заподозрили в двойной игре. Он дважды не явился на акции, объявленные им самим.

«В 2010 году мы собирали молодежный митинг. Я поддержал Мамая, полетел с ним в Астану на встречу с министром образования. Состоялась очень жесткая беседа и в итоге Мамай «дал задний ход», то есть, попросту струсил. Мне он так объяснил свое решение: «Ну, вот мы выйдем, нас арестуют. И чего мы добьемся?». Потом он стал обвинять Шаханова, что, мол, он не выйдет на площадь, даже если мы выйдем», — написал бывший его соратник, член группы «Антигептил», протестовавшей против запусков ракет на гептиловом топливе с территории Казахстана, Улан Шамшет (https://zonakz.net/2015/05/19/poterjannaja-molodezh/).

В 2012 году после событий в Жанаозене Жанболата Мамая, а вместе с ним режиссера, общественного деятеля Болата Атабаева, привлекли к ответственности по статьям «Призыв к свержению конституционного строя» и «Разжигание социальной розни». Но в июле с Мамая сняли все обвинения в связи с деятельным раскаянием и перевели из обвиняемых в свидетели.

Секрет исключительного везения активиста прост: он исполнял поручения власть предержащих. Влившись в ряды оппозиции, Мамай добывал компрометирующие сведения, собирал документы, которые можно было использовать против инакомыслящих.

В итоге, Мамай дал показания на экс-председателя координационного совета народной партии «Алга!» Владимира Козлова, который в результате получил 7,5 лет лишения свободы (https://forbes.kz/process/vladimir_kozlov_prigovoren_k_75_godam_).

В 2017 году Мамай снова попал в поле зрения силовиков. На этот раз речь шла о легализации средств, добытых преступным путем. Проще говоря, активист получил 110 тыс. долларов от беглого мошенника Мухтара Аблязова, заочно осужденного в Казахстане за организацию убийства главы БТА банка Ержана Татишева, а также за хищение денег этого банка. Деньги предназначались на поддержку газеты «Трибуна», главным редактором которой Мамай в тот момент был. На эти средства он приобрел шикарный коттедж и сделал в нем ремонт. А вот журналисты «Трибуны» не увидели ни копейки. Более того, будущий лидер Демпартии так и не выплатил им зарплаты.

Между тем, вторая попытка отправить Мамая за решетку у силовиков тоже удалась лишь частично. За него заступился экс-заместитель премьер-министра, бывший секретарь Совета безопасности Тулеген Жукеев, долго работавший в госструктурах. Секретарь Совета Безопасности является должностным лицом, назначаемым на должность и освобождаемым от должности Президентом по согласованию с Председателем Совета Безопасности, которому непосредственно подчинен и подотчетен. Правда, наказание Мамаю все же назначили. Учитывая, что к тому времени все основные игроки от оппозиции были уже устранены, властям пришлось дать ему 2,5 года ограничения свободы (https://inbusiness.kz/ru/last/zhanbolat-mamaj-poluchil-2-goda-5-mesyacev-ogranicheniya-sv). Этот факт Мамай использовал для укрепления своих позиций, создав вокруг себя ореол жертвы.

При этом он с потрохами продал своего благодетеля – Мухтара Аблязова, дав против него показания. После этого их пути разошлись. Экс-банкир даже посвятил Мамаю один из прямых эфиров, рассказав о его связях с властями.

«Мы совсем недавно требовали прекратить репрессии мусульман в Китае: уйгур, казахов, кыргызов, дунган. Мы говорили, что Китай проводит политику ассимиляции, не дает возможность людям веровать в свою религию, изучать свой язык. И теперь Мамай заявляет: нам нужно сделать, как в Сингапуре. Анклавы не давать возможности создавать. Никакие им языки не надо, только на факультативе», — рассказывал в одном из эфиров о «демократии от Мамая», решившего прижать к ногтю казахстанских дунган, Мухтар Аблязов (https://www.youtube.com/watch?v=cN2zYudwDLw).

К слову, известный общественник Серикжан Биляш, выступающий за права синьцзяньских мусульман, тоже невысокого мнения о Мамае.

«Он доморощенный клоун правительства, созданный для того, чтобы показать Западу, что у нас есть демократия. Он и ему подобные люди, которые выполняют чужие заказы и задачи, ничего не делают, кроме того, что морочат голову народу», – сказал он в беседе с другим оппозиционером Ержаном Тургумбаем (https://www.youtube.com/watch?v=joFZJZJZfx8).

Вскоре Мамай отличился еще раз. Газета «Трибуна» и ее обозреватель Денис Кривошеев проиграли суд по иску карагандинского бизнесмена. По решению суда они должны были выплатить ему 5 млн тенге. Как рассказывает Кривошеев, свою часть долга он собрал. Но Инга Иманбай выпросила эти деньги на очередной выпуск газеты, пообещав вернуть все, как только пойдут продажи. В итоге Кривошееву пришлось собирать всю сумму еще раз. Большой любитель шальных денег Мамай, для которого «кидать» коллег на деньги – дело обычное, так и не соизволил вернуть долг журналисту (http://krivosheev.live/mamaj-na-oba-vashih-doma/).

Спустя 2 года, Мамай, несмотря на судебный запрет работать журналистом, выпустил в свет документальный фильм «Зұлмат», показ которого прошел в одном из самых престижных кинотеатров Алматы. Премьеру осветили все ведущие государственные СМИ. Было очевидно, что казахстанские власти причастны к созданию и распространению картины.

Позднее во время выборов Президента Республики Казахстан, Жанболат Мамай вместо того, чтобы поддержать бывшего соратника по оппозиции, самовыдвиженцаАмиржана Косанова, принялся призывать людей бойкотировать выборы и выходить на площади, опять же в угоду властей.

«Те же Жукеев и Мамай молчали в тряпку во время выборов и теперь делают карьеру на антикосановской теме. Жукеев мырза, где вы были со своим ставленником, когда я участвовал на определяющих выборах? По большому счету, именно они, эти оппозиционеры, забрали мои голоса, очерняя меня! Такое ощущение, что все они работали против меня на руку власти. Может им заплатили, не знаю», — написал после Амиржан Косанов, набравший 16% голосов (https://toppress.kz/article/kosanov-kto-budet-otvechat-za-krov).

Через 2 месяца после этого журналист, оппозиционный деятель, член Политбюро Общенациональной социал-демократической партии Ермурат Бапи предложил кандидатуру Жанболата Мамая на должность главы политорганизации. Однако, члены ОСДП его не поддержали, с подозрением отнесшись к активисту, который по мнению многих работал на действующую власть.

Разобиженный Мамай втянул Бапи в «мутную» авантюру. Он свел его с беглым преступником, руководителем организованной преступной группировки, экс-акимом Атырауской области Бергеем Рыскалиевым для заключения сделки по покупке ОСДП. Закончилось это печально: в соцсети не без помощи Мамая попало письмо, из которого становилось понятно, что было предметом торга. В итоге, Ермурата Бапи с позором выгнали из партии. Это стало серьезным ударом по ОСДП, представлявшему на тот момент последний островок оппозиции в стране. Оправиться от такого партия уже не сумела. Доверие народа к ней было подорвано.

Мамай же с Тулегеном Жукеевым спустя месяц после этих событий анонсировали создание «Демократической партии Казахстана». Но поддержки они не получили – зарегистрировать «ДПК» не удалось ввиду малочисленности сторонников.

При этом в 2020 году за Мамая пытался замолвить словечко МИД Казахстана.

«Наш источник в МИД Казахстана сообщил, что среди главных требований МИД Казахстана было – включить в резолюцию упоминание, что партии Мамая, «Демократической партии Казахстана» не дали возможности зарегистрироваться в 2020 году. Провести общий сбор партийный. Вот этот пункт лоббировался именно МИД Казахстана. И помогал ему посол Евросоюза и депутат из Латвии Америкс. Как может оппозиционная партия рекламироваться и поддерживаться МИД Казахстана – я не знаю. Сколько осталось оппозиционности в Мамае, когда его рекомендует лично министр иностранных дел Казахстана, продвигает его через своих лоббистов?», — рассказала близкая соратница Мухтара Аблязова, глава фонда «Открытый мир» Людмила Козловская https://www.instagram.com/tv/CPsaCMOnIaL/?utm_medium=copy_link.

В то же время Мамай стал выступать в роли организатора многочисленных митингов. Причем, как отмечали другие оппозиционеры, правоохранительные органы относились к нему крайне лояльно: активиста долгое время не задерживали, также, как и его сторонников. В то время, как участникам других акций протеста, например, ДВК, о таком не приходилось и мечтать.

Интересно, что темой митингов в ряде случаев Мамай выбрал «китайскую угрозу». Правда, под его напускной, даже наигранной антикитайской риторикой на самом деле нет никакой почвы. Дальше криков и лозунгов «демократ» Мамай не пошел. За все это время он не встретился ни с одним из этнических казахов, выбравшихся из пресловутых лагерей перевоспитания в СУАР и проведших более 220 акций протеста возле консульства КНР в Алматы. Он даже не попытался как-то им помочь. Не исключено, что в данном случае активист, называющий себя национал-патриотом, уже обслуживает интересы неких групп влияния, которые косо смотрят на попытки Поднебесной расширить экономическое присутствие в соседних странах. Для Мамая главное деньги, в погоне за которыми он не гнушается ничем и даже готов торговать национальными интересами.

Однако, стоило актикитайским протестам поутихнуть, как Мамай тут же перестроился. И вернулся к старым лозунгам о борьбе за демократию. Правда, в последнее время ситуация изменилась. Когда стало понятно, что доверия к Мамаю ни у кого не осталось, отношение силовиков к нему стало иным. На последнем митинге бузотера даже попытались задержать, хоть и как-то вяло.

Вполне возможно, свою роль в охлаждении властей к Мамаю сыграло интервью еще одного оппозиционера, бизнесмена Барлыка Мендигазиева (https://facebook.com/permalink.php?story_fbid=919574922223678&id=100025135371568&_rdr). В беседе с Ермуратом Бапи, он заявил, что Мамай заручился поддержкой Бергея Рыскалиева.

Как рассказал Мендыгазиев, именно Рыскалиев помимо властей сегодня финансирует Мамая и его фейковую Демпартию.

Все вскрылось, когда активист организовал встречу Мендигазиева с Рыскалиевым. По словам бизнесмена, после разговора с экс-акимом он понял, что Мамай работает на власть и представляет из себя очередной проект. Мендигазиев вызвал Мамая на открытые дебаты, чтобы публично разоблачить его. Но Жанболат, как и всегда трусливо отказался, понимая, чем ему это грозит.

После этого интервью Бапи решил, что ему придётся «переосмыслить» своё отношение к Мамаю.

«Я же Жанболату полностью доверял, и неужели он скрыл от меня, что переметнулся под крыло Рыскалиева?», — сказал Бапи.

Все эти предательства показывают, что Жанболат Мамай – марионетка властей, а также других игроков внутри страны и за рубежом. Основная его цель: дискредитировать оппозицию в глазах общественности. Для этого он и втирается в доверие к оппозиционно настроенным людям.

Версию о том, что Мамай финансируется властями подтверждает и то, что активист, у которого нет ни работы, ни бизнеса, имеет респектабельный коттедж в предгорьях Алматы и личный автомобиль. Кроме того, он умудряется оплачивать миллионные счета за обучение ребенка в элитной школе Tamos Education, год в которой обходится в сумму от 1,4 до 4,4 млн тенге, а также регулярно отдыхать за границей.

Кроме того, Жанболат Мамай тратит огромные суммы на постоянные перелеты между городами, съемку видеороликов и их продвижение в соцсетях.

Маску с Мамая сорвал и первый зампред партии «Nur Otan» Бауыржан Байбек. Он публично выиграл суд против активиста, который выдал в соцсетях ряд лживых, порочащих его честь и достоинство материалов. В ходе судебных процессов Жанболат Мамай так и не смог предъявить ни одного доказательства в свою пользу. Хотя он и попытался устроить из суда цирковое представление, предъявив на обозрение 2 тыс. страниц, якобы свидетельствующих о нарушениях, допущенных Байбеком в бытность акимом Алматы. На деле оказалось, что все это – слухи, собранные им в соцсетях, а также ссылки на посты и материалы в СМИ, которые вовсе не относились к сути дела. К слову, все эти материалы после суда пристально изучили в прямом эфире известные активисты, лидеры общественного мненияhttps://www.facebook.com/100018104222401/videos/256701059747389/.

Несмотря на публичное приглашение, Мамай проигнорировал данное мероприятие и никак не воспользовался возможностью доказать свою правоту. Как отметили активисты, бумаги оказались полной профанацией.

Живучесть Мамая, несмотря на неоднократные разоблачения, многочисленные уголовные дела, судебные фиаско, открытое пренебрежение законов Казахстана, его противостояние практически со всеми лидерами оппозиции наглядно показывает обоснованность выводов о том, что он проект власти. Попутно Мамай стал инструментом для сведения счетов с оппонентами и решения точечных проблем для других, в том числе международных игроков.

 

 

 

 

 

 

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button